Академия борьбы

имени Д.Г. Миндиашвили

до игр ХХХII Олимпиады
в Токио осталось:

RUS / ENG
Выберите язык

Уроженец Чеченской республики, воспитанник шарыповской школы борьбы Адлан Акиев уже много лет представляет Красноярск. Этот год становится пока самым удачным в карьере Адлана. Он выиграл Кубок мира в составе сборной страны, а теперь является одним из главных претендентов на участие в чемпионате Европы. Но место в сборной ещё предстоит завоевать на тяжелейших сборах и в контрольных схватках. Перед отъездом Акиева в расположение национальной команды мы с ним и встретились.

— Во время открытия турнира Солопова тебя и Мингияна Семёнова награждали за победу на Кубке мира. Приятно, что так отмечают в родной Академии борьбы?

— Очень приятно. Сам боролся на турнире, это были мои первые соревнования, пусть и неудачно выступил. Но память осталась на всю жизнь.

— Какое место занял?

— Четвёртое, самое неприятное. Перегорел, раньше в таких турнирах участия не принимал. Сам воспитанник шарыповской школы борьбы. Наша семья в 2002 году переехала в Шарыпово из Чеченской республики. И я сразу пошёл в секцию.

— Почему именно греко-римская борьба, всё-таки вольная в нашем регионе популярнее.

— В те времена действительно вольная борьба была в разы популярнее, но сейчас я так сказать не могу. Благодаря работе Михаила Александровича Гамзина греко-римская борьба вольной, на мой взгляд, ничем не уступает. У нас и олимпийские чемпионы есть, и чемпион мира. Мама хотела, чтобы я вольной борьбой занимался, но такой секции не было. Пришли на тренировку, и я попал к Азамату Максутовичу Сариеву. Так и началась моя карьера. В 2009 году переехал в Красноярск, поступил в училище олимпийского резерва. А сейчас учусь в СФУ в институте физической культуры, спорта и туризма на третьем курсе и параллельно в военно-инженерном институте.

— Зачем тебе военно-инженерный институт?

— Я в армии служил, Михаил Александрович посоветовал мне туда поступить. Там директор Евгений Николаевич Гарин, очень хороший и порядочный человек. Через полтора года получу звание лейтенанта.

— В армии на общих основаниях служил или в спортроте?

— В спортроте. Год отслужил. В казарме пожил. Сборы проходили. Если профессионального спортсмена на год вырвать из спорта, потом тяжело будет вернуться на прежний уровень, поэтому и создаются спортроты. Я проходил службу в Самаре, в “ЦСК-ВВС”.

— Многие подопечные называют Гамзина вторым отцом.

— Могу присоединиться к этим словам. Не будь его, не было бы такого уровня развития греко-римской борьбы в нашем регионе. Хотя, в первую очередь, борцовскую идеологию в крае создал Дмитрий Георгиевич Миндиашвили. Гамзин прекрасный психолог, великолепно настраивает на поединки. Он действительно наш второй отец, а врач Нина Анатольевна Виноградова — вторая мама. Очень о нас заботится.

— На Игры в Рио не попал один из самых сильных борцов мира Никита Мельников. Твоё мнение, поедь он в Бразилию, за какие бы места боролся?

— Думаю, что за победу. Минимум в тройке бы был. Армянина Алексаняна, который в итоге занял первое место, Никита побеждал три раза. Жаль, что Мельников не попал на Олимпиаду.

— Гамзин сильно переживал из-за этого?

— Конечно. Бросить всё хотел. Но мы все вместе успокоили. Сказали, что есть ещё один цикл, что приложим все силы, чтобы всё получилось.

— Победа на Кубке мира стала первой серьёзной вехой для тебя во взрослой карьере. Ты вообще не из вундеркиндов, как я понимаю, не сразу заявил о себе.

— По молодёжке один раз на России вторым стал, ещё один раз чемпионом страны. Попал на первенство Европы в Македонию. Там серебро завоевал, в финале представителю Армении проиграл. Всё спорно было. Он вёл 4:2, оставалось двадцать секунд, его поставили в партер за пассивность. Я провёл приём “задний пояс”, дали три балла. Выиграл 5:4. Руку подняли. Казалось бы, что всё, чемпион. А когда ушёл с ковра, армянская сторона подала протест. Нездоровая суета началась. В итоге три балла превратились в один. И я — только второй. Там ещё такая ситуация была, что до меня в этот день наши ребята два золота взяли. Может, ещё поэтому прижали. Но ничего, я долго не переживал. Раз проиграл, значит проиграл. Надо было на голову сильнее его быть, чтобы даже вопросов не возникло, Дмитрий Георгиевич нам об этом постоянно говорит.

— Ты попадал в призёры на турнире Поддубного, на этом соревновании конкуренция серьёзная?

— Очень. Все ведущие борцы страны. В этом году много сильных спортсменов из-за рубежа было. Но всё равно сложнее всего соперничать со своими. В весе бывает пять-шесть абсолютно равноценных борцов. Любого из них на Европу и мир отправляй, будут бороться за медали.

— Моё мнение, что на Олимпийских играх, если брать только уровень спортсменов, россияне должны не два-три золота брать, а во всех категориях быть в финале как минимум. Бывают, конечно, уникумы типа кубинца Лопеса, которого просто сейчас невозможно победить, но остальных вполне реально. Почему же нам всё-таки не удаётся брать больше золота, на твой взгляд?

— Никто не даст выиграть во всех категориях. Это обесценит конкуренцию. Если Россия заберёт всё золото Игр, то борьбу точно уберут из олимпийской программы. Лопес действительно непобедим пока. Но мне больше всех понравился Давид Чакветадзе. Прекрасно отборолся и заслуженно стал первым. Ислам-Бека Альбиев классно выглядел, чуть не хватило ему.

— Давай теперь о Кубке мира поговорим. Ты три схватки провёл. Расскажи о них и о самом турнире.

— В Иране борьба — вид спорта номер один. Нас там встречали так, что не знаю даже, с чем сравнить. Можно, к примеру, представить, что в Красноярск прилетели футбольная “Барселона” или мадридский “Реал”. Такой там был ажиотаж. Прямо у трапа самолёта в три часа ночи толпа, хлопают, кричат. Трибуны на соревнованиях забиты были под завязку. Причём народ всё шёл и шёл, с охранниками ругались.

Первая схватка была с казахом. Поначалу нервничал немного. Командные соревнования — это немного другое, чем личные. В личных ты в ответе только за себя, а тут за всю сборную получается. Минуты полторы потолкался. Ковёр почувствовал, атмосферу, и всё получилось, победил уверенно. Вторая схватка с немцем — чемпионом Европы. Главный тренер Гоги Мурманович Когуашвили сказал, если выиграю, в финал тоже меня поставит. Так что настрой был запредельный. Особых проблем борец из Германии мне не доставил. У нас такая в команде конкуренция, что всё равно, кто против тебя выходит, чемпион мира или Европы, — не важно: выступишь плохо, другого шанса может не быть. Твоё место займёт другой. Шум в зале стоял невероятный, даже тренеров не слышал.

— В финале ты уступил азербайджанцу Рафику Гусейнову. Причём счёт 1:1, но проиграл по последнему действию. Судя по всему, схватка у вас равная и осторожная была.

— Поражение в первую очередь моя ошибка. Тактически неправильно себя повёл. Сразу стал наскакивать на него, надо было наоборот — прочувствовать соперника. Я его особо не знал, ребята говорили, что он давно борется. Опытный. Хотя сейчас, когда выхожу на ковёр, не смотрю на регалии соперника. Если хочешь чего-то добиться, надо побеждать любого оппонента.

— Сильно расстроился, что проиграл?

— Поначалу очень, но команда-то всё равно выиграла. Это самое главное.

— Тренеры что сказали?

— Пока ничего, праздновали. Потом на сборе национальной команды будет разбор полётов. Мы четыре года не могли Кубок мира взять.

— У тебя впереди серьёзное испытание, борьба за место в составе на чемпионате Европы. Я так понимаю, что этот сбор решающий. У тебя же пока нет железного места в составе?

— Никто места мне не обещал. Тренеры всё решат сами. В том году чемпионом мира стал Рамазан Абачараев. Его от Поддубного освободили, на Кубок мира вместе поехали. Он провёл там одну схватку с иранцем, проиграл. На финал решили меня поставить. Посмотрим, загадывать не буду. Скорее всего, контрольные схватки у нас будут. Мы прекрасно общаемся. Есть конкуренты, которые друг с другом даже не здороваются. В нашей сборной такого и близко нет, единый коллектив, один за всех, все за одного. На ковре боремся, за ковром дружим. Он меня перед моими схватками разминал, подсказывал мне.

— Глупо спрашивать о главной спортивной мечте, правда?

— Конечно, как и у любого спортсмена — Олимпиада.

— Если бы тебе на выбор предложили: стать пятикратным чемпионом мира или хотя бы раз попасть в призёры Олимпийских игр, что бы выбрал?

— Конечно, медаль на Играх. Гоги Мурманович пять раз чемпионат мира выигрывал. Мне кажется, он бы все эти медали отдал, лишь бы на одной Олимпиаде победить. Или Виктор Петрович Алексеев. Сильнейший борец своего времени, но остался без олимпийского золота, по не зависящим от него причинам.

— В детстве кто-то из борцов особенно нравился?

— Нравилось, как Адам Сайтиев боролся. Из нынешних борцов — Исраил Касумов. Всегда интересно на его борьбу смотреть. Никогда не бывает счёта 1:0 или 1:1. Всегда зрелищные, непредсказуемые схватки. Исраил пока не выигрывал Олимпийские игры. Но я верю в него, сейчас чемпионат Европы, думаю, он главный фаворит. И на Олимпиаде может победить. У него всё для этого есть. Наверное, все слышали, что выиграть чемпионат России сложнее, чем чемпионат мира и даже Олимпиаду. Это правда, такой конкуренции, как в нашей стране, больше нет нигде в мире.

— На этот год какие цели поставил перед собой?

— Ближайшая цель — попасть на чемпионат Европы и, конечно, там выиграть. С самого начала олимпийского цикла надо побеждать и показывать, что ты можешь обыгрывать зарубежных соперников. Бывают такие борцы, их называют “домашние тигры”. В национальных соревнованиях всех рвут. За рубежом сдуваются. Вот и надо доказать, что ты там можешь бороться не хуже, а даже лучше, чем здесь.

— Ты давно в Красноярском крае, можешь сказать, что это твой дом?

— Конечно. Чечня навсегда в моём сердце. Появляется возможность, езжу туда к родственникам. Но и здесь уже всё родное. Когда только приехал в Красноярск, показалось, такой огромный город, особенно после Шарыпово, но теперь уже привык. Нам вообще очень повезло, что мы выступаем за Красноярск, за Академию борьбы, повезло, что рядом с нами есть такой великий человек, как Дмитрий Георгиевич. Когда такие люди, как он, как Михаил Александрович и многие другие, вкладывают в тебя своё время, свою душу, стыдно выступать плохо.

 

                                                                                                                                                                                    «Городские новости»

                                                                                                                                                                                 Автор: Павел КАТЦЫН