Академия борьбы

имени Д.Г. Миндиашвили

до игр ХХХII Олимпиады
в Токио осталось:

RUS / ENG
Выберите язык

Двукратный чемпион мира по вольной борьбе Виктор Лебедев (весовая категория до 57 кг), судейство в пользу которого спровоцировало масштабный скандал на недавнем чемпионате России в Якутске, принял решение – отказаться от дальнейшей борьбы за место в сборной России на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Об этом он заяви в эксклюзивном интервью информационному агентству News.Ykt.Ru, показав и характер, и честь.

- Сколько бы ни проводились спортивные мероприятия всероссийского уровня у нас, в Якутии, всегда все было на высшем уровне, - сказал Виктор Лебедев. – Мы гостеприимно всех встречали, никаких эксцессов не было. Всегда выигрывали достойно, не было никогда конфликтных ситуаций. Борьба – это такой вид спорта, что соперники мы или нет – она нас всех всегда объединяет, мы как братья. Каждый день в одной кухне варимся, с утра до вечера на одной площадке, все вместе целый год. Я знал, что этот чемпионат России будет непростым. Сколько участвовал в чемпионате России,  всегда доходил до финала, раз шесть участвовал, пять раз выиграл, один раз вторым стал. Сильных соперников было много, были спорные моменты.

Да, дома меня тащили, хотели, чтобы я выиграл. Мне самому лично было неприятно, что так засуживают. Такие конфликты бывают, они вскоре забываются, но я-то не забуду. Я хотел сняться сразу. Конечно, многие подумают: «Чего не снялся сразу?» Я подходил к тренерам, но они говорили: «Как ты снимешься? Столько работы проделано – и ты просто возьмешь и снимешься?» Профессионально оценивая свои схватки с Мусукаевым и Богомоевым, говорю: на самом деле, я проиграл эти схватки. Грубейших ошибок не было, но судьи меня тащили однозначно. Это в любом регионе будет так, если есть свои спортсмены. Больше всего мне хотелось, чтобы чемпионат России провели на нейтральной территории, в Петербурге, например.

Если бы не было этого инцидента, чемпионат прошел бы на великолепном, высочайшем уровне. Я хотел одержать убедительную победу, но я не подошел к этому чемпионату в хорошей форме.

- Почему не был в форме? В психологическом плане?
- Да, было тяжело психологически готовиться здесь. За год было известно, что чемпионат России пройдёт в Якутске. Очень тяжело. Тут столько моих людей смотрят. Болельщики мои не сдаются никогда, в любой ситуации болеют за меня, очень гордятся.

- Что ты почувствовал после схватки с Мусукаевым?
- Понял, что проиграл. Я не скажу, что убедительно проиграл, из таких ситуаций я много раз выходил, и времени было достаточно.

- После с ним встречался, разговаривал?
- Нет. Ни с кем не встречался – ни с Мусукаевым, ни с Богомоевым. Общался с другими дагестанцами, говорят: «Ты не виноват в этой ситуации». Многие меня знают, уважают, успокаивали: «Ты здесь ни при чем». Меня это совсем не утешает, на самом деле, эту Россию я проиграл. Мне было неприятно стоять на пьедестале. Спасибо болельщикам, которые несмотря ни на что болели за меня. Я горд и рад, что они продолжали верить, болеть. Поддержка была сильная, спасибо! Эти дни, минуты, секунды я счастлив, что они были со мной.

Вчера в разговоре с главным тренером сборной России Дзамболатом Тедеевым я сказал, что хочу сойти с дистанции. Дзамболата Ильича я очень сильно уважаю как тренера. При нем мы ни одного Кубка мира не проиграли, сколько золотых медалей принесли. Я очень рад, что он вернулся и сплотил нашу сборную России. Все были очень собраны, другая атмосфера, я благодарен, что с ним встретился и что он был главным тренером. Я вырос на его глазах, он всегда меня поддерживал и контролировал.


- Что он тебе сказал, после того как ты сказал, что хочешь сойти?
- Дзамболат Ильич сразу сказал, что ему тяжело в этой ситуации. Я все понимаю, ставя себя на его место. Насколько мне сейчас тяжело – но ему тяжелее в два, три раза. Очень тяжелое положение у него, я это представляю. Лично мне он сказал, что я не очень боролся, не так как раньше. Я это признаю, ничего не говорю. Я уважаю всё, что он мне сказал.

Со стороны Дагестана, что они «челлендж» кинули – любой тренер кинул, и мой бы кинул. Все равно любому человеку будет обидно, у каждого есть семья, столько лет готовиться и приехать домой с таким проигрышем. Тоже нужно ставить себя на их место, я понимаю всё. У каждого человека есть шанс, у сборной Дагестана много претендентов на Олимпийские игры.

По поводу забастовки – они молодцы, что сплоченные. Но на их месте я бы сам решал выступать или нет, когда столько лет идёшь к этому. Я знаю Мусукаева, он спокойный человек, столько лет мы с ним работаем на ковре, делаем одно дело в сборной России, кто бы ни стоял на пьедестале. Когда я готовился к чемпионату мира, он мне помогал, когда он готовился к Европе, я помогал ему. Это было всегда – наши братские отношения. Друг друга понимаем, поддерживаем. Конечно, у нас сильная конкуренция в сборной России. Только в такой конкуренции рождаются настоящие чемпионы.

Но по поводу поведения Мусукаева – считаю, такое недопустимо. Я всё равно старше его, на ковре ему сказал и лично скажу: «Так себя вести нельзя. Как бы ни засуживали». И я очень сильно зауважал Александра Богомоева. Хотя я знал, что я проиграл, но он среагировал, как настоящий спортсмен, как мужчина. Дал руку, спокойно вышел, ничего не говоря. Какие бы у тебя эмоции ни были, нужно держать себя в руках.

- Кто поедет на Олимпийские игры?
- Не знаю, как и что будет решаться. В принципе, все понимаю, что сейчас у нас будет сбор, но я вряд ли туда поеду. Мне, как человеку, очень тяжело. Я сейчас говорю не на эмоциях, я обдумал, взвесил всё.


- Имеешь в виду отказ от Рио-де-Жанейро?
- Я с дистанции сойду. Впереди у ребят два месяца, которые нужны для подготовки. До Бразилии ещё Кубок мира впереди. Не знаю, как сказать… Это не эгоистичный поступок. Допустим, я завоюю золото Олимпиады, а я не сомневаюсь, что могу выиграть. Я столько всего прошёл – мало, наверное, таких же. Но даже если я встану на пьедестал с золотом, у меня не будет таких эмоций. Я особо и радоваться не буду, что исполнилась моя мечта – золото Олимпиады. Осадок останется.

- Возможно, это стоит просто перетерпеть?
- Нет, я столько уже перетерпел. Это дело чести. Можно перетерпеть, например, если меня засуживают, я могу перетерпеть и дальше готовиться. Когда меня внаглую тащат, это уже невозможно перетерпеть. У меня есть совесть, я не наглый человек, я за правду. В каких-то моментах я могу на ковре быть наглым, но не в этом случае. Я только что разговаривал с личным тренером Владимиром Гегамовичем Модосяном, которого бесконечно уважаю. Объяснял ему свое решение – всё равно неприятно, что такая ситуация сложилась.


- Кого ты видишь на Олимпиаде в своей весовой категории?
- У нас сильная сборная, есть Саша Богомоев, Гаджимурад Рашидов, Джамал Отарсултанов. В прошлом цикле меня обыграл Джамал – поехал и взял олимпийское золото. Это доказывает, что из сборной России любой может выиграть.

- Ты ведь столько готовился и что теперь будешь делать?
- Я живу дальше.

- Будешь готовиться к следующей Олимпиаде?
- Уже нет. Несмотря на то, что это мой любимый вид спорта, я бесконечно люблю его, живу им.

- В какой момент ты принял это решение?
- Сразу же. Сначала подумал: может, это эмоции. Но оказалось – нет, точно решил.